Top.Mail.Ru
Владимир Мазанов / НАПА: Инвестиционный климат отечественной аквакультуры.

О предпосылках к финансовым вливаниям в аквакультуру, рисках рыбоводных проектах, перспективах и ограничениях роста производства рыбы в стране эксклюзивно с главредом портала РЫБОВОДЫ.РФ Вячеславом Сапожниковым поделился Владимир Михайлович Мазанов, исполнительный директор НО "НАПА".


СПРАВКА: Некоммерческое Объединение "Национальная ассоциация предприятий индустриальной аквакультуры" (НАПА) объединяет компании, реализующие крупные проекты в секторе разведения атлантического лосося и форели в установках замкнутого водоснабжения (УЗВ) и производства рыбных кормов с общим объемом финансирования свыше десяти миллиардов рублей и производительностью более десяти тысяч тонн лососевых рыб в год. Сайт: https://napa-aquaculture.ru

Вячеслав Сапожников / РЫБОВОДЫ.РФ: Владимир Михайлович, спасибо за время и возможность поделиться опытом с нашей аудиторией. Инвестиции в сектор аквакультуры в текущем моменте - насколько для них соответствуют предпосылки и условия с точки зрения роста рынка, перспектив увеличения производства, растущего спроса, объемов и в контексте нынешней геополитики?

Владимир Мазанов / НАПА: Сектор индустриальной аквакультуры был и остаётся привлекательным для инвесторов.

Причина привлекательности – ежегодный рост производственных показателей выращивания лососевых (+7-10% ежегодно), льготное финансирование и серьезная государственная поддержка, включая компенсацию капитальных затрат при строительстве заводов по производству рыбных кормов, и в ближайшей перспективе – хозяйств по выращиванию посадочного материала.

Основной "драйвер" - это серьезный дефицит рынка лососевых, который, даже несмотря на успехи отечественных предприятий и возросшие потребительские цены, в ближайшие годы компенсировать не удастся. Да и Правительством поставлена задача – достигнуть к 2030-му году объём производства аквакультуры в 618 тыс. тонн.. С учетом "урожая" 2022-го года в 383 тыс. тонн — это почти двухкратное увеличение.

Основной прирост аквакультуры по объему ожидается в "лососевом направлении": атлантический лосось (сёмга) и форель, а также ценные объекты аквакультуры - моллюски (мидия, устрица, гребешок), трепанг, морские ежи и прочие.

Впрочем, здесь не могу не задаться вопросом: в России общее потребление рыбы населением (собственной и импортной) находится в среднем на одном уровне в районе 2,5 млн тонн ежегодно и меняется незначительно. Какой будет ситуация, когда в ближайшие годы количество предложений свежей недешёвой рыбы возрастёт на внутреннем рынке на 300 тыс. тонн? Возможно, на экспорт? Но куда? В данный момент наш экспорт минимален. Будут ли изменение в стратегии потребления, перенаправят ли вектор на увеличения рыбного ассортимента, предпримут меры тарифно-таможенного регулирования? Вопросы есть, и они пока без ответа...

Вячеслав Сапожников / РЫБОВОДЫ.РФ: Как выглядит картина рисков предприятий аквакультуры, каковы подводные камни бизнеса рыбхозов, от чего они зависят, как и чем "купируются" - с точки зрения технологий, с точки зрения биологии, в зависимости от поставщиков (кормов, рыбопосадочного материала, переработки), с позиции человеческого фактора, под влиянием внешних форс-мажоров? Можно ли инвестиции в этот сегмент охарактеризовать, как венчурные - с большой маржой и высоким риском, либо как традиционные - все усредненно...?

Владимир Мазанов / НАПА: В целом, аквакультурные риски можно разделить на четыре группы:

 Климатические риски
Высокие температуры воды, превышающие допустимые значения летом, и низкие - зимой. Ледовая обстановка, штормы и прочие погодные факторы.

 Риски бактериологические 
Болезни и эпидемии рыб и нерыбных объектов аквакультуры.

 Экологические и социальные риски 
Превышение допустимой биологической нагрузки на водоёмы или недостаточная для экономики предприятия допустимая мощность производства, конфликты с местным населением при эксплуатации/расширении участков.

 Риски ограничительного характера 
Отсутствие оборотных средств или возможности закупать корма и посадочный материал, сложности с подбором квалифицированного обслуживающего персонала или среднего руководящего звена, низкие закупочные цены вследствие конкурентного демпинга и т.д.

С климатом и биологией приходится мириться и приспосабливаться. Это больше относится к садковой аквакультуры. Не экономить на соблюдении ветеринарных норм и правил, учитывать возможные напасти и последствия, закупать штормоустойчивое оборудование.

Примеров известных био-климатических катастроф достаточно: это и потери до 80% биомассы от болезней и перепадов температурного режима, уход рыбы из садков, повреждение устричных или мидийных носителей в результате штормов, нашествие морских вшей и инфекционных возбудителей и т.д.

Кстати, для информации,

При подготовке бизнес-планов по объектам аквакультуры в Финляндии закладываются риски потери по различным причинам всего содержащегося на предприятии стада раз в шесть лет.

Впрочем, правильный выход из положения человечество нашло уже несколько десятилетий назад – это аквакультура в изолированной от внешних факторов среде, в установках с замкнутым водоснабжением (УЗВ). При правильной организации процесса никакие климат и болезни, а так же экологические и социальные аспекты УЗВ-фермам не страшны.

Экологические риски – это, к сожалению, объективная реальность. При огромном водном фонде Российской Федерации доступные для ведения аквакультуры водоёмы, водотоки, губы и заливы ограничены, причем не столько количеством, сколько доступностью и наличием инфраструктуры для организации рыборазведения. Выходом здесь является освоения новых ранее рискованных для рыбоводства районов, например акваторий Финского залива, Каспийского моря, открытых районов Баренцева моря, что влечёт за собой применение новых приёмов выращивания или оборудования и … УЗВ-комплексы, конечно. Последнее – мировой тренд, который сегодня развивается космическими темпами. Многие страны уже и не развивают садковые хозяйства, отдавая предпочтения крупным УЗВ-комплексам. Аквакультурные лидеры, такие, как Норвегия, Дания - в их числе.

Последствия ограничительных рисков, например, отсутствие кормов и посадочного материала, отрасль в полной мере ощутила на себе в 2022-м году.

"Купировать" отсутствие чего-либо возможно только внутренним производством в достаточном количестве и качестве, причем, последнее - особо важно. И здесь я полностью согласен с Дмитрием Аршавским (интервью с которым РЫБОВОДЫ.РФ публиковали ранее - прим.редакции) -

Невозможно сделать хорошие рыбные корма без опыта их производства и надлежащего собственного научного обеспечения и внутреннего контроля. Качество кормов отрабатывается десятилетиями, а и не происходит только лишь за счет приобретения оборудования и ингредиентов.

Поэтому в России сегодня для рыбоводов предложений кормов - достаточно, однако, хороших-то - почти нет! Более того, кормов для применения в УЗВ - просто нет.

Примерно такая же ситуация обстоит и с производством собственной оплодотворённой икры форели и сёмги.

Если какой-то небольшой процент рынка икрой форели мы закрываем самостоятельно, то по сёмге – 100%-ная импортозависимость, к тому же ее потенциальные поставщики - сплошь и рядом из "недружественных" стран.

Убежден, что, применяя все чудеса дипломатии и хороших отношений,

Необходимо обеспечить в России строительство завода по производству рыбных кормов известного мирового производителя - это в разы ускорит появление качественного отечественного продукта, по аналогии с тем, как это происходило в других секторах экономики.

Что касается характера инвестиций, я склоняюсь к "традиционному", а не высокорисковому венчурному варианту.

Риски в сегменте аквакультуры - есть, однако, они известны, достаточно предсказуемы и во многом "купируемы". Проблема в другом – найти достаточно привлекательный проект для инвестирования. И здесь мои рекомендации - смотреть в сторону крупных промышленных УЗВ-комплексов.

Вячеслав Сапожников / РЫБОВОДЫ.РФ: Если говорить про два вектора развития отечественной аквакультуры, - развитие и расширение существующих предприятий и строительство и запуск новых, - в каких случаях что предпочтительнее, куда более пристально смотрят инвестиции? В целом, портрет инвестора в этот сегмент как выглядит - кто они, люди, структуры, компании, которые в него входят или готовы войти? С кем/чем приходится конкурировать за инвестиции?

Владимир Мазанов / НАПА: Как я говорил ранее, природные ресурсы - небезграничны. До последнего времени отечественная аквакультура развивалась за счёт освоения новых акваторий. Если проанализировать успехи товарной аквакультуры за последние годы, становится очевидным, что основной прирост приносит Северо-Западный регион, а именно компании, которые производят атлантического лосося в значительных объёмах (по 2023-му году – 84 тыс. тонн). Также можно упомянуть и Северную Осетию. Остальные же регионы - вклад не столь существенный. Причина очевидна – отсутствие доступных акваторий и условий для создания новых и расширения существующих производственных мощностей. Это уже в полной мере относится и к Баренцеву морю. Именно поэтому

Руководство "Инарктики", лидера сегмента отечественной аквакультуры, совершенно объективно признаёт пределы своих производственных возможностей планкой объема в 100 тыс. тонн.

А чтобы выполнить стратегические показатели отрасли к 2030-му году нужно увеличиваться серьёзными темпами.

Если говорить о традиционной садковой аквакультуре, то вся наша активность в последние годы сосредоточена на лососевых в Северо-Западном регионе (что объективно и стратегически правильно). Но, как я уже говорил, есть и другие водные объекты, акватории которых могут быть предметом для крупных инвестиций, как отдельных, так и для расширения существующих проектов.

Балтийское море, Финский залив. В соседних Финляндии и Швеция очень успешно и давно работают морские фермы. Финляндия производит на них больше 20 тыс. тонн., а их ближайшая ферма располагается всего в 6 км от границы с Российской Федерацией.

Чёрное море, Юго-восток, Турция - десятки тысяч тонн форели, сибаса (которые, кстати, в больших объёмах поступают впоследствии на российский рынок). Замечательно, что в районе Адлера уже активно ООО "Черноморская Форель" выращивает рыбу в садках в море. Но есть же и Крым с его прибрежными водами, идеально подходящими для марикультуры.

Каспийское море. Конечно, у России здесь не самая лучшая часть для садкового рыбоводства, но давайте обратимся к опыту Ирана, который, обладая большими масштабами выращивания товарной рыбы в других водных объектах, сейчас активно развивает южную часть Каспия. Это и лососевые, и креветка.

Есть и новые объекты товарного выращивания: черноморский лосось, сибас, камбала-калкан, тюрбо. Да, они не имеют значительного массового потребителя, однако, их объемы - тысячи тонн. И если выделить освоение новых морских объектов аквакультуры в отдельное направление государственной поддержки мы получим "своих инвесторов".

Безусловно,

Реальная "панацея" ограниченности водных ресурсов – УЗВ. Сегодня УЗВ - не просто бассейны с рыбой и системой водоочистки, это крупные промышленные высокоинтенсивные комплексы с объёмами выращивания до десятков тысяч тонн.

Помимо стабильного роста, отсутствие болезней и сезонности, эти заводы имеют два существенных преимущества: могут размещаться в любом удобном по всем параметрам месте и имеют полный цикл производства: от икры до товарной рыбы. Первое преимущество позволяет размещать такие производства ближе к рынкам сбыта или объектам с оптимальной логистикой, второе - избавляет от необходимости в строительстве береговых баз, питомников по производству посадочного материала, содержания плавсредств и пр. атрибутов таких хозяйств.

Строительство крупных промышленных УЗВ-комплексов признано Росрыболовством стратегическим направлением развития сектора аквакультуры.

Существуют несколько типов инвесторов в крупную индустриальную аквакультуру.

 Крупные торговые сети 
Работая на рынке с большими объёмами продукции они весьма заинтересованы в наличии собственной продукции и получают максимальную независимость бизнеса.

 Финансово-промышленные группы и инвестиционные фонды 
Заинтересованы в диверсификации бизнеса и вложениях в перспективные бизнес-проекты.

 Частные инвесторы 
Предприниматели, которым нравится аквакультурный бизнес, и они видят долгосрочную перспективу своих вложений.

 Банки и кредиторы 
Организации, которым аквакультурный бизнес достаётся "за долги", и они содержат это хозяйство до появления нового инвестора.

Тем не менее,

Несмотря на очевидную перспективу УЗВ-комплексов, российские инвесторы не особенно спешат в это направление. Основная причина – высокие стартовые затраты по сравнению с аналогичными по объёмам затратами садковых хозяйств и большие сроки окупаемости (в среднем, 7 лет, тогда как у "садков" - 4.5 года). То есть, товарная аквакультура – это "длинные деньги".

Большую роль в принятии решения инвесторами играют также возможные риски, связанные с потерей "урожая" или природными катаклизмами. В тоже время если сравнить "плюсы" и "минусы" садковой и УЗВ-аквакультуры, то последняя окажется более предпочтительной пусть с большими стартовыми затратами, но меньшими в дальнейшем при организации производства. При этом объективно нужно понимать, что

УЗВ-комплексы – это новый и неизбежный этап товарной аквакультуры.

Для этого государству очень важно создать должный инвестиционный климат нового направления. Важно и то, что это - одновременно заводы и по получению посадочного материала, и, при желании, содержания маточного стада.

УЗВ-комплексы мощностью 5-10 тыс. тонн решат вопросы не только импортозамещения, но и продовольственной безопасности страны.

До событий, происходящих вокруг России последнее десятилетие, в стране очень успешно работали западные венчурные фонды и глобальные кредитные организации. Оборудование в основной части было и, к сожалению, остаётся импортным, и это позволяло этим фондам устойчиво заявлять себя в России. Однако, политическая ситуация вынудила их прекратить эту деятельность, и сегодня это невозможно. Уверен, что после нормализации политической обстановка все они вернутся - уже слишком перспективный для них Россия сектор инвестиций.

Надо отметить, что часть российских кредитных учреждений сегодня имеют свои программы финансирования проектов аквакультуры с очень хорошими условиями, и нужно активно продвигать эти программы.

Продолжение серии экспертных интервью с Владимиром Мазановым - в ближайших выпусках портала РЫБОВОДЫ.РФ.

Экспертный профайл:

Мазанов Владимир Михайлович - исполнительный директор НО "Национальная ассоциация предприятий индустриальной аквакультуры", член Общественного совета при Федеральном агентстве по рыболовству, эксперт по развитию и стратегии индустриального рыбоводства, автор и организатор крупнейших проектов товарной аквакультуры лососевых и моллюсков, юрист.

Образование: Военно-Морское училище им. М.В.Фрунзе, Балтийский Институт Экологии, Политики и Права, Шведский Государственный университет, Северо-Западная академия государственной службы.

Создатель первого перечня рыбоводных участков в Российской Федерации, Член рабочей группы по разработке проекта Федерального закона Российской Федерации "Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении поправок в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Автор ряда статей и публикаций по индустриальной аквакультуре, выступает в качестве спикера на международных, общероссийских конференциях и форумах.

Чтобы оставаться в курсе самого важного в индустрии - РЫБОВОДЫ в TELEGRAM и паблик в ВК.

Подписка на новости