Top.Mail.Ru
Дмитрий Аршавский / БиоМар: Комбикорма для аквакультуры: большой шаг назад.

О научном и производственном разрыве между отечественным и зарубежным рынками производства комбикормов для аквакультуры, про структурные и внешнеэкономические ограничения, влияющие на отрасль, и о том, что будет с кормами для рыб в стране в обозримой перспективе - в эксклюзивном интервью с главредом портала РЫБОВОДЫ.РФ Вячеславом Сапожниковым поделился Дмитрий Сергеевич Аршавский, генеральный директор компании БиоМар.


СПРАВКА: Дмитрий Аршавский - ихтиолог, кандидат биологических наук, более двух десятилетий представлявший в России второго по величине в мире производителя комбикормов для аквакультуры БиоМар.

От редакции: Обоснованный пессимизм - куда лучше обманчивого вдохновения. С Дмитрием Сергеевичем мы общались больше месяца назад, и я довольно долго пытался осознать и принять его позицию. С третьего прослушивания полуторачасовой записи разговора это, наконец, получилось.

Вячеслав Сапожников / РЫБОВОДЫ.РФ: Дмитрий Сергеевич, спасибо за время и возможность поделиться опытом с нашей аудиторией. Уже больше года БиоМар не поставляет свою продукцию в Россию. Вслед за ним ушли многие другие иностранные производители. Не касаясь политики, как вам видятся перемены в отечественном рынке кормов спустя год...

Дмитрий Аршавский / БиоМар: Не скрою, у меня смешанные чувства... Развивать деятельность компании с конца девяностых, с точки неизвестности как бренда, так и технологии, вырасти за два десятилетия в бесспорного лидера по объемам поставок в стране и наблюдать за текущими процессами последние месяцы - по меньшей мере тягостно.

Мы много лет развивали рынок кормов, обеспечивали поставки, несли в отрасль знания, в конце концов, кредитовали рыбоводные хозяйства, и поэтому во многом отечественная аквакультура сегодня такая, какая она есть. Именно БиоМар ввел в обиход передовые для своего времени понятия о том, что

Использование высокоэнергетичных кормов - лучше, чем низкоэнергетичных. Важны не цена комбикорма, а стоимость прироста рыбы и время, за которое этот прирост достигается.

Вода камень точит, двадцать лет работы потрачено на формирование отрасли - нам есть, чем гордиться, мы росли вместе с рынком, и рынок рос вместе с нами.

Если говорить о переменах, то

Не удивительно, что после ухода БиоМар, Скреттинг, Райсио - в рынке образовалась "черная дыра" предложения, куда кинулись все, кому не лень...

Однако, надо понимать, что

Контур знаний, как некий объем отраслевой научно-промышленной идеологии, сегодня в отечественном рынке кормов представлен весьма слабо.

На протяжении многих лет поставляя продукцию БиоМар на российский рынок, мы просвещали рыбоводов на предмет использования высокоэнергетичных кормов, фокусировали их внимание на необходимости беречь свои водоемы, призывали снижать кормовой коэффициент, использовать корма с минимальным количеством фосфора и так далее - вносили свою лепту в их производственные процессы путем передачи компетенций, то

Сегодня отечественный рынок кормов для аквакультуры все больше напоминает театр "зазывал" с основным посылом "у нас дешевле".

Самое большое заблуждение основной массы рыбоводов, с которым мы всю жизнь боролись - "все корма одинаковые, разница лишь в жадности производителей и доле бренда в стоимости" - снова актуально. Вся конкуренция - исключительно по цене.

От эффективности и производственной культуры, которую привносили в отрасль ведущие иностранные поставщики, сегодня все свелось к конкуренции по цене продажи. Пароль - "дешевле".

Из всех кормов для животных, - КРС, птицы, кошек/собак, - корма для рыб наиболее сложны, - и по составу, и по технологии производства. Но

Когда под клич импортозамещения комбикормовые заводы с опытом производства продукции для КРС или птицы решают для себя, что рыба - не сложнее, начинаются "чудеса".

Вячеслав Сапожников / РЫБОВОДЫ.РФ: Для любого рынка нет ситуации хуже, чем отсутствие лидера и "феодальная раздробленность" игроков. Системы нет, стандартов для сравнения - тоже нет, никто не играет "вдолгую", у всех задача - продать в моменте. Кто займет место ушедших, станет "хранителем знаний", продолжит формирование профессиональной культуры? Что будет с рынком в перспективе трех-пяти лет?

Дмитрий Аршавский / БиоМар: Первое, что очевидно -

Проблему нельзя решить "лихим кавалерийским наскоком", "пришел, увидел, победил" - история не про отраслевое развитие.

За успехом БиоМар лежит огромный пласт знаний и шесть десятилетий труда, что отправляет нас немного в прошлое. Возраст и опыт позволяют мне видеть достаточно широкую во времени картину - от бытия СССР до нашего времени.

После окончания университета в 1982-м году я трудился в лаборатории физиологии кормления рыб в ГОСНИОРХе в качестве научного сотрудника и, фактически, разработчика кормов. Работали мы, в основном, над технологией выращивания карпа, потому что в Советском Союзе форель была никому не нужна - "это ж царская рыба, а нам народ кормить надо". В 1987-м году лаборатория форелеводства была закрыта - по причине "ненужности". И это при том, что в СССР все же выращивали форель - в Армении, Эстонии, в России. Правда, в России ее производили всего 900 тонн, а декларировали в центнерах (9000 цт) - чтобы не отражать совсем уж смешные цифры. Когда в Адлере форелевое хозяйство произвело за год 70 тонн - директор получил орден. Сегодня же 900 тонн - объем обычного хозяйства средней руки. Поэтому

Сегодняшние аквакультурные реалии с точки зрения объемов и их гигантский рост - связаны исключительно с тем, что в РФ в свое время пришли импортные корма.

Поэтому когда меня спрашивают, чего нам в отрасли не достает, я отвечаю фразой кота Матроскина - "деньги у нас есть, у нас ума не хватает". Постулат "купим экструдер, сделаем корм" - извините, бред, потому что главное в производстве корма это знания. А у нас в отрасли знания о кормах для форели – на уровне конца 80-х годов. Но сегодня, увы, не 80-е... Нужны другие корма.

Нужны свои новые исследования или обращение к мировому опыту. Вопрос только, как к нему обращаться, если в России нет ни одной подписки на журнал "Аквакультура". Никому дела нет?

Как бы то ни было в части объемов -

Производство вырастет и компенсирует уход иностранцев. Только вот как хорошо будет расти на таких кормах рыба, и что за рыба по итогу вырастет - вопрос. Наскоком и директивами это не решается.

Вячеслав Сапожников / РЫБОВОДЫ.РФ: Мы еженедельно фиксируем появление новых комбикормовых заводов - либо их запуск, либо начало строительства. Руководство различных отраслевых ведомств заявляет не только о практически совершившемся импортозамещении в части кормов, но и о планах кратно увеличить производство аквакультурной продукции...

Дмитрий Аршавский / БиоМар: Сказать - не сделать...

Чтобы кратно увеличить производство прудовой рыбы - надо кратно увеличить площадь прудов. Поднять производство форели - значит, увеличить число садков, создать новые рыбоводные участки. Вопрос - где взять столько деловой воды с соответствующей инфраструктурой? Это тот случай, когда аргумент "широка страна моя родная" - не работает.

Если говорить о лососе, который выращивается в соленой воде - каковы наши возможности и лимиты? Фьорды Кольского побережья от границы с Норвегией до Мурманска? Да, но там много объектов Северного флота: подводные лодки, морская пехота, авианесущие крейсера и прочее вооружение, и военные не очень хотят соседства с рыбоводными хозяйствами. По факту, там совсем немного подходящих мест, плюс достаточно холодно. Белое Море? Да, но это мешок со льдом - можно выращивать рыбу летом, но нельзя оставлять на зиму. Балтийского моря у нас практически нет, и в нашей акватории оно пресное. Черное море - можно выращивать немного форели зимой, но шторма и общая напряженность ставят это под сомнение. Дальний Восток – это добыча нескольких сот тысяч тонн лососевых, и аквакультурой там никто не горит желанием заниматься. Подходящие для выращивания форели водоемы есть в материковой части страны, но, в основном, за Уралом, в Сибири - возведение инфраструктуры и логистика резко снизят все маржу – потребители-то, в основном, находятся в европейской части страны.

Безусловно,

Будущее аквакультуры во многом связано с концепцией Blue House - хозяйствами, работающими по технологии замкнутого водоснабжения. Однако, им еще предстоит пройти долгий путь технологической эволюции. УЗВ-хозяйства сегодня - это история про объемы до 2000 тонн в год.

Больше - резко возникает проблема масштабирования, пристраивать "друг к дружке" десять хозяйств по тысяче тонн - не получится, их надо "разносить" территориально. Это связано, как с необходимостью обеспечения огромных объемов водозабора, так и с очисткой сбрасываемой воды.

Atlantic Sapphire во Флориде - гигантский комплекс, где пока ничего путного не получилось, сплошные технологические катастрофы и падение стоимости акций. Поэтому, когда я слышу про проекты на 20 тысяч тонн лосося в пустыне Калахари, я к этому отношусь очень скептически...

Большие цифры - всегда область "хотелок", если только это не сочетание открытой воды и береговых УЗВ-цехов, когда вы смолта/малька подращиваете на берегу, а до товарной навески - в садках, грамотно разнесенных на расстоянии в акватории.

Поэтому громкие заявления всегда стоит рассматривать по существу.

Вячеслав Сапожников / РЫБОВОДЫ.РФ: Вернемся к контуру знаний... А в чем проблема? В отсутствии взаимосвязи между научным сообществом и производителями? В том, что наука в России "прикладная" только очень относительно? Или разница в подходах? В том, что БиоМар нанимает людей в свою науку, а у нас люди от государственной науки "подрабатывают" на частные производства?

Дмитрий Аршавский / БиоМар: Серьезно, по-взрослому, кормами у нас в стране давно никто не занимается. Понятно, что научное сообщество всегда будет "бить себя в грудь", настаивая на своем лидерства, но... давайте будем честны -

Практически все современные книги/учебники по аквакультуре в стране сегодня - это так или иначе переписанные труды позднего советского периода.

К слову, это и объясняет то, что среди них превалирует тематика прудового выращивания. Про действительно современные технологии - ничего нет. Почему? Потому что эти компетенции и составляют наукоемкую интеллектуальную собственность лидирующих в мире производителей.

Да, в последнее время каждый уважающий себя сельскохозяйственный вуз в стране стал академией или даже университетом, и завел себе кафедру по аквакультуре. Это хорошо, вопрос - чему же там обучают?

Тут показателен личный пример: обращается как-то ко мне представитель одного аграрного университета с предложением рассказать студентам специальности "Аквакультура и водные биоресурсы" про корма для рыб. На мои вопросы - какой семестр, какая подготовительная база по материалу, на сколько часов готовить программу лекций следует ответ - на пятнадцать минут... То есть,

Весь объем знаний, который ВУЗ готов дать рыбоводу про современные корма - четверть часа времени.

Поэтому и адекватных технологов по производству кормов сегодня "днем с огнем" не найти - все, кто располагают наличием научной базы знаний о кормах, "пожизненно" наняты немногочисленными серьезными производителями.

Цепочка создания корма от постановки задачи до рыночного продукта - длинна и дорога. В ней присутствуют специалисты, которые составляют рецепты, исходя из производственной идеологии, которую они в этот рецепт закладывают. В ней есть те, кто воплощает это в коммерческий продукт. Есть те, кто проводит испытания - насколько хорошо и активно рыба ест этот корм, в каких условиях, как усваивает его, насколько загрязняет среду, какими вкусовыми качествами на выходе обладает и т.д. Это долгая и дорогая история... Но

Правильно - когда весь путь от посадочного материала до тарелки с точки зрения кормов исследован, выверен, зафиксирован технологически. И за это кто-то должен заплатить.

В 1994-м году ко мне пришли из Федерального селекционно-генетического центра рыбоводства (ныне филиал Главрыбвода) в Ропше с предложением возглавить сектор кормления. Задача стояла (дословно) - "сделать так, чтобы рыба от кормов не дохла". У нас там был очень хороший специалист, разработавший собственную модель роста форели, которая состояла из некоей идеальной кривой роста и набора понижающих коэфициентов, идеальная кривая была как скорость света - ее можно достигать, но достичь нельзя. Иными словами, идеального роста форели по его модели добиться нельзя, но стремиться - можно. И когда в центр поступили корма иностранного поставщика, по нынешним временам весьма средние, вдруг, выяснилось, что "скорость света" - преодолима. Это наглядный пример того, как отсутствие системности знаний играет с отраслью злую шутку.

К слову, в России есть производители, которые достаточно серьезно относятся к разработке кормов и их качеству - например, "Лимкорм". Да, у них "идея-фикс" - сделать аналогичный по эффективности корм, максимально близкий к БиоМар Эфико Альфа 790, и они настойчиво идут к этой цели - и это радует. Но есть и такие, отношение которых предельно просто - деньги надо получить здесь и сразу.

Чтобы заниматься всем этим серьезно необходимо менять модель, о чем неоднократно говорили наши нобелевские лауреаты -

Проблема не в отсутствии в стране науки, а в востребованности ее результатов обществом.

Разработка кормов подразумевает возможность проводить эксперименты, причем, многократно, на разных гидробионтах, в разных условиях, на протяжении длительного времени. Это не бумажная история, не про "посчитать цифры в компьютере", это реальная практика на реальной воде с реальными объектами.

В 2016-м году на конференции в Томске меня спросили - какая самая большая проблема в разработке комбикормов для аквакультуры. До сего дня мой ответ неизменен -

Проблема разработки кормов в РФ - отсутствие единого федерального специализированного исследовательского центра с прозрачным и равным доступом для всех исследовательских организаций и организованной базой научных публикаций. Хотя сейчас ВНИИПРХ делает много в этом направлении.

Представьте себе, что есть центр, где можно сделать аминокислотный состав корма, "собрать" аминокислотный состав сырья, определить переваримость различных компонентов. Представьте, что любой научный коллектив или производитель может "забронировать" себе возможность провести там исследования и на базе открытых исследований фундаментального характера "донастроить" и апробировать свою рецептуру. Прозрачность и доступность могут придать невероятный импульс все индустрии. Только вот кто будет "продвигать" и лоббировать эту идею?

Фундаментальные исследования должны финансироваться государством, его задача - их организовать, "сохранить и преумножить", и сделать результаты доступными для всех разработчиков и производителей кормов. А уж они пускай разрабатывают и производят коммерческие продукты и борются между собой за покупателя.

Вопрос, кто осмелится в нынешних условиях все это высказать вслух? Да никто, себе дороже... Проще озвучивать приятные цифры с потолка и возбуждать всех планами.

Вячеслав Сапожников / РЫБОВОДЫ.РФ: Что ждет нас дальше? Плюсы, минусы, издержки новой индустриальной волны?

Дмитрий Аршавский / БиоМар: В некотором смысле, мы отброшены в начало "нулевых", в то время, когда практика применения низкоэнергетических кормов еще присутствовала в рынке. Что будет?

Рынок расставит все по своим местам. Те, кто делают плохие корма, сменят профиль деятельности. Те, кто делают хорошие - займут большую рыночную долю. Но кормов уровня таких компаний, как БиоМар, Скреттинг, Райсио в России сегодня (и еще долго) никто производить не сможет.

Не стоит воспринимать это как оценку научного, интеллектуального или промышленного потенциала наших ученых, технологов и производственников. Дело в другом - в отношении к самой отрасли аквакультуры. Условно, отечественным самолетам у нас - дорога, ВПК у нас - почет. Рынки огромные.

Аквакультура, в сравнении с большинством отраслей, сегмент очень узкий и по деньгам "большим парням" совершенно не интересный...

Опять же, нельзя игнорировать "закон глобализации", который гласит - если ваш рынок охватывает 600 млн человек, вы будете "на коне", если меньше - останетесь местной компанией. И если Каргилл, Скреттинг и БиоМар работают на весь земной шар, китайские компании - на свои полтора миллиарда населения, то наш удел сегодня - тотальное импортозамещение. Однако, надо понимать, что

Рынок в 140 млн. человек банально не в состоянии себе позволить выделять необходимые ресурсы для прорывной научно-исследовательской деятельности и ее последующей коммерчески эффективной практической реализации.

Не вдаваясь в оценку причин, отмечу, что дезинтеграции от мировых рынков сбыта/потребления несет в себе множество ограничений. Мы не можем произвести у себя все необходимое сырье. А

Наш потенциальный экспорт - если мы хотим выйти за рамки своих территорий - так или иначе всегда натыкается на местную конкуренцию и последующий разумный государственный протекционизм. И "дружба народов" всегда проигрывает монете.

Сегодня, в моменте, у меня нет особого оптимизма... Уж, простите, но обманывать себя и других - не в моих правилах. Опыт, возраст и совесть не позволяют.


Чтобы оставаться в курсе самого важного в индустрии - РЫБОВОДЫ в TELEGRAM и паблик в ВК.

Подписка на новости

Популярное